Карта белого моря унская губа

Вокруг Онежского полуострова (виртуальное путешествие по карте Белого моря)

Карта белого моря унская губа
?

Categories:

  • путешествия
  • история
  • архитектура
  • Cancel

 Когда планируешь путешествие, всегда стараешься собрать максимум информации о местах, где тебе предстоит побывать. Тем более интернет позволяет это сделать.

В преддверии старта очередного этапа моего проекта «Берега Беломорья», который состоится 16 марта 2013 года, я в очередной раз раскладываю карту, и мысленно пытаюсь пройти маршрут, который пройдет вокруг Онежского полуострова.
Город Онега. Ледовая переправа. Отсюда в прошлом году я начал свой путь вдоль Поморского берега.

В этот раз мне предстоит пройти Лямицкий (Онежский) и Летний берега.Перед стартом год назад (г. Онега)
КИЙ – ОСТРОВ. В восьми километрах от устья реки Онега расположен Кий-остров. Мой путь пройдет мимо этого острова, но он заслуживает упоминания.1639 год.

Случилось так, что будущий патриарх Никон, а тогда еще иеромонах плыл морем, и случилось на море волнение, настолько сильное, что грозило гибелью. И тогда призвал он на помощь силу Креста Животворящего и спасен был. Прибило его волнами к Кийскому острову. И там, где ступил он на берег, воздвиг святой крест, в память о спасении своем.

Спустя тринадцать лет уже, будучи митрополитом новгородским, Никон вновь посещает остров. Крест, поставленный им, стоит в целости. И узнал он, что крест этот спас не одну еще жизнь – застигнутые бурею морской, люди видя крест святой, спасались верою. И дает тогда Никон обет воздвигнуть на Кийском острове монастырь, и наречь его Ставросом, т.е.

Крестным. В 1656 году Никон получает царскую грамоту на строительство монастыря на острове.

На официальном сайте Кий-острова, можно прочитать более подробно об этом событии.

Одна из версий происхождения названия острова носит фино-угорские корни, и означает – камень. Другой вариант, связывают со
спасением патриарха Никона – «Кий сей остров?» (то есть какой, чей этот остров?), спросил он, когда после крушения высадился на него.

ПУРНЕМА – старинное поморское село. Первое упоминание о нем встречается в письмах Якова Сабурова и Ивана Кутузова, датированные 1556 годом. В них говорится – «В той же волостке в Пурнеме погост, а в нем церков Никола Чудотворец. На погосте ж двор непашенный во дворе поп Иван, во дворе пономар Иванко без пашни».В Пурнеме находится одно из старейших деревянных строений Беломорья – шатровая церковь Николая Чудотворца, освещенная в 1618 году.  По всей вероятности она была отстроена заново, вместо указанной в упоминании, или была перестроена.Вторая церковь в селе была построена в 1860 году. Это Церковь во имя Рождества Христова. До нее на этом месте стояла другая церковь, носящая тоже имя, 1762 года постройки, которая тоже не была первой, а была выстроена,  вместо сгоревшей Церкви мученика  Власия.Как и их далекие предки, жители Пурнемы, занимаются рыболовством. Это является основным их видом деятельности. В селе много лошадей, их использование считается экономически выгодней, чем снегоходы и автомобили.  И испокон веков вся система сообщений Поморов, была выстроена на использовании лошадей, так что даже в ХХI веке она жива.

Лямца – второе поморское село, которое встретиться на моем пути, которое и дало название Лямицкому берегу.  Раньше это село славилась лоцманами, бесстрашно водившие кочи по суровому Белому морю. Но время идет, и навыки утрачены безвозвратно.

На высоком правом берегу реки Лямца стоит навигационный знак, а раньше здесь стояла церковь, о которой напоминают остатки фундамента. Для поморов, характерно было строить церкви на высоких берегах, их было видно издалека, и они служили хорошими ориентирами для возвращающихся с моря  поморских судов – кочей.

Крымская война, которую вела Россия 1853 – 1856 годах затронула и этот суровый северный край. В Белое море периодически заходили английские военные корабли, совершающие пиратские набеги на селенья поморов. 25 июня 1855 года (по старому стилю) к Лямце подошел английский пароход. Попытка высадить десант не увенчалась успехом, жители отбили нападение.

Об этом событии напоминает памятный крест, на оборотной стороне которого можно прочесть о событиях тех дней:“Лета 1855 июня 25 дня неприятельский английский пароход, подойдя вечером в шесть часов к селению Лямцы, отправил на берег гребные суда с вооруженными людьми.

Крестьяне Лямца, руководимые рядовым Изырбаевым, открыли по приближающимся огонь из ружей и небольшой пушки, и тем принудили их возвратиться к пароходу.

Вслед за тем с парохода начали стрелять ядрами, картечью, гранатами и ракетами и отправили гребные суда с десантом, но и сей высадки крестьяне селения Лямца не допустили и принудили возвратиться на пароход, который продолжал стрельбу во всю ночь, в шесть часов утра ушел в море.

При сих отражениях кроме крестьян принимали участие: архангельский мещанин Александр Лысков, местный священник Петр Лысков и дьячок Изюмов, из крестьян же наиболее отличился Совершаев. Несмотря на продолжительное бомбардирование, из защищавших ранены только дьячок Изюмов и самое селение пострадало весьма мало.

Бомбы, гранаты и ракеты большей частью не разрывались и их собрано крестьянами большое количество. Государь император пожаловал Совершаеву и Изюмову серебряные медали на георгиевской ленте с надписью “за храбрость”.

ПУШЛАХТА, этот населенный пункт тоже коснулась Крымская война:
«11 июля 1854 года произошел бой между английскими матросами и крестьянами Пушлахты.

Под прикрытием артиллерийского огня с фрегатов «Бриск» и «Миранда» к Пушлахте приблизилось 13 гребных судов противника, оснащенных пушками. На берег сошло более 100 вооруженных человек. Матросы стали палить из пушек по деревне, но на этот раз действия их не остались безнаказанными.

Отряд вооруженных крестьян в количестве 23 человек при помощи двух отставных солдат под командованием служащего палаты государственных имуществ Волкова открыл огонь. Однако под давлением численно превосходящего противника крестьянский отряд самообороны подался к лесу, успев все же меткими выстрелами сразить 5 мародеров и нескольких ранить. Со стороны обороняющихся жертв не было.


Враг вынес убитых и раненых с места боя, а в отмщение за сопротивление дотла сжег Пушлахту, предварительно забрав в селении все, что мог унести. Огнем было уничтожено 40 домов, церковь, 50 амбаров, 20 бань, 10 овинов с крытыми гумнами и находящиеся на берегу ручья 40 мелких судов-лодок, а также все земледельческие и рыболовные орудия крестьян.


Этот варварский поступок вызвал гнев и возмущение поморов. Жители губернии собрали по подписке для пострадавших значительную сумму денег. Правительство решило восстановить Пушлахту за казенный счет. Все крестьяне, участвовавшие в бою с английским десантом, получили по 5 рублей серебром. Чиновник Волков был награжден орденом св. Анны III степени с бантом.

Нижние чины Басов и Иванов были отмечены, первый — знаком отличия военного ордена и денежной премией в 25 руб. серебром, второй награжден 15 рублями. Помимо того крестьянам предложили назвать одного наиболее достойного, по их мнению, односельчанина, для награждения его знаком отличия военного ордена. Крестьяне решили вопрос о достойнейшем по-своему.

Они считали, что все с одинаковой ревностью и самоотвержением боролись с чужеземцами, а потому составили приговор, чтобы обещанная награда досталась по жребию, кинутому между крестьянами, участвовавшими в бою. Знак отличия военного ордена достался Агафонову Александру. Знак хранился во вновь построенной за казенный счет церкви.

Она была снабжена ризницею и утварию частью из казенной суммы, частью на средства графа Блудова и его супруги Антонины Дмитриевны».
Мыс Усть-Наволок. Здесь заканчивается Онежский берег и начинается Летний. Он расположен на южном берегу Двинской губы.

И именно этим обязан своему названию, в данном случае Летний означает Южный, в противоположность Зимнему, более северному берегу Двинской губы.
На мысе Усть-Наволок расположено рыбацкое становище.ЛОПШЕНЬГА. Название этого населенного пункта, в переводе означает Саамская река.

Еще задолго, до того как эти места облюбовали поморы, в этих местах проживали представители древней саамской народности – лопь. Говорят, что местные ребятишки, до сих пор находят кремневые наконечники от стрел и копий.УНСКАЯ ГУБА.

  Примерно посередине Летнего берега  в сушу, фьордом, глубоко врезается Унская губа, вход в который с двух сторон охраняют два мыса – Яреньгский и Красногорский рога, образуя ворота шириной около трех километров.

ПЕРТОМИНСК. На другом берегу Унской губы, надежно укрытый от ветров, находится поселок Петроминск. Поморы-мореплаватели не раз находили спасение от штормов и бурь в гаванях Унской губы.В 1566(?) году, два инока Соловецкого монастыря Вассиан и Иона, возвращающиеся из Архангельска, куда они плавали за припасами, были застигнуты в море штормом. Баркас затонул, а их безжизненные тела выбросило на берег. Привлеченные обилием ворон, тела монахов были найдены рыбаками из Луды и захоронены под большой сосной.Прошло тридцать три года. Старцу Троице-Сергиевой Лавры Мамонту  было во сне видение, и он, повинуясь ему, строит над могилой часовню.  В 1604 году на этом месте появляется церковь  Преображения Господня.  Спустя несколько лет, возле нее ставит свою келью неизвестный старец , к которому присоединяются первые поселенцы. Так образовалась Пертоминское пустынное жительство, которое дало основание образованию Пертоминскому Преображенско-Крестиморовскому монастырю, который был заложен в 1623 году.

До настоящих времен монастырь не сохранился. Как он выглядел мы можем судить только по старым фотографиям и по макету созданному Зосимой Калашниковым.

С Пертоминском связано еще одно событие. В 1694 году шел морем из Архангельска в Соловецкий монастырь царь Петр со своими боярами.  Ветер, в начале благоприятный, усилился и перешел в бурю. Яхта получила повреждения, но Петр I, не потерял присутствия духа. Вот, что об этом говорит один из иностранцев, присутствующий на яхте:
«Когда Царь от пристани Архангельской выехал в море, то поднялась такая страшная буря, что все с ним бывшие пришли в чрезвычайный ужас и стали молиться, приготовляясь к смерти. Один только молодой государь казался нечувствительным к ярости свирепствующего моря. Дав обещание, если представится случай, и не воспрепятствуют государственные нужды, побывать в Риме и поклониться мощам святого Апостола Петра, своего патрона, он равнодушно пошел к кормщику и с веселым видом ободрял всех».В статье Александра Обоимова написано:

Кормщиком был нюхчемский крестьянин Антипа Панов. Из всех, бывших на яхте, только  Государь и кормщик не потеряли присутствия духа.

Петр подошел к нему и стал ему указывать, куда он должен направлять судно; тогда Антипа сказал ему: «Поди прочь! Я лучше тебя знаю, куда правлю».

Он направил яхту в Унскую губу, хотя вход в нее наполнен подводными камнями, но Антипа так хорошо знал вход в эту губу с моря, что успел спасти Государя от явной погибели. Яхта пристала у Пертоминской обители.

Когда Государь вышел на берег, то сказал Антипе: «Помнишь ли, брат, какими словами ты меня отпотчевал на судне?» Крестьянин упал в ноги Государю и просил у него помилования. Великий Государь поднял его и, три раза поцеловав в голову, сказал: «Ты не виноват ни в чем, друг мой, и я обязан благодарностью тебе за твой ответ и за твое искусство». Переодевшись в другое платье, все бывшее на нем, измокшее до рубашки, Государь пожаловал Антипе в знак памяти и сверх того определил ему пенсию до смерти. Затем Петр, поблагодарив Бога за спасение, облагодетельствовал Пертоминский монастырь и, сделав своими руками крест, поставил на том месте, где вышел на берег. Они здесь провели три дня. В память избавления от бури царь срубил крест с голландской надписью: «DAT KRUUS MAKEN KAPTEIN PITER VAN A CHR. 1694.» (Сей Крест поставил, капитан Петр, в лето Христово 1694). Изготовив крест, он взвалил его на плечи, перенес на то место берега восточного, ближнего к Архангельску, Красногорского мыса, где ступил после бури, и сам установил его. Неподалеку, на глядене, возвышавшемся над морем, стоял в те поры маленький заштатный  монастырь Пертоминский, основанный еще в 1599 году при Иване Грозном. Так вот, в благодарность за спасение Петр приказал построить здесь каменные кельи и ограду с угловой башней. Именно в этом, удаленном от мира, Пертоминском монастыре на протяжении  111 (!) лет и хранился собственноручный благодарственный крест Петра Великого.У меня, к сожалению,  не получилось в полном объеме освятить все места, мимо которых мне предстоит пройти, и я рассказал о наиболее интересных фактах и населенных пунктах, которые я нашел в интернете.В моем путешествии мне помогали:

Наш край

Александр Обоимов
vaga_land в статье о Пертоминском монастыре.
АртемТарабукин, который мне предоставил материалы об этнографической экспедиции, в которой он принимал участие. Белое море, Берега Белого моря, Виртуальное путешествие, Онежский полуостров, Русский Север

Источник: https://tungus1970.livejournal.com/5792.html

Общество · Правда Севера

Карта белого моря унская губа

Открытый ответ директора национального парка «Онежское Поморье» на письмо Филиппа Гуляева, ветерана рыбной отрасли, Героя Социалистического Труда из поселка Пертоминск («ПС» за 29.10.2014, «Будем ждать нового приезда президента?»).

Уважаемый Филипп Северьянович! Очень внимательно прочитал вашу статью в газете «Правда Севера». Хорошо, что есть такие люди, которым далеко не безразлична история и судьба своих родных мест.

И за это вам огромное спасибо! Вы абсолютно правы, что многие годы шло угасание той, теперь уже оставшейся в истории нашей страны жизни, где был Труд, Ответственность и желание создать своим детям «светлое социалистическое будущее».

Разрушение, как вы сами пишете в письме, шло долгие годы – с начала 90-х годов прошлого века. Все больше людей из деревень уезжали в города, забывая опыт отцов и дедов, а если и возвращались в родные пенаты, то в качестве дачников и потребителей сию- минутного удовольствия – порыбачить, но не как встарь: «взять сколько необходимо для жизни».

И поохотиться – не как дед учил, а на крутом снегоходе да за беременной лосихой, без разрешения и лицензии.

Это я далеко не про всех, но ведь вы не станете отрицать, что с лихих 90-х годов жители Пертоминска, Луды, Яреньги наблюдали все это и молчали, а еще и сами потихонечку приучались к потребленчеству и неразумному использованию того, что дала матушка природа.

Вот, наверное, тогда, еще 20 лет назад, и было решено на Онежском полуострове создать национальный парк, чтобы сохранить ту уникальную природу, историю и культуру местных жителей. За это время карты границ планируемого парка перекраивались много раз и в основном в угоду лесопромышленникам.

И жизнь местного населения начала ухудшаться не из-за того, что в прошлом году был учрежден парк «Онежское Поморье», а гораздо ранее.

В своем письме вы задались вопросом о целесообразности включения Унской губы Белого моря в территорию национального парка и подняли проблему промышленной добычи наваги в заливе.

Отвечая на ваш вопрос, сообщаю, что решение включить Унский региональный заказник в состав федерального парка принималось на уровне правительства Архангельской области.

Минприроды России только согласовало это решение и внесло предложение региона в постановление правительства РФ. Работая на территории национального парка, я могу честно сказать, что это правильное решение.

Выводить Унскую губу за территорию национального парка категорически нельзя. Мы делаем так, чтобы на ее территории могли мирно сосуществовать три вида рыболовства: любительское – удочками, кустарное – рюжами для местных жителей, и кустарное промышленное – рюжами для местных колхозов.

Простите, но не национальный парк виноват, что еще восемь лет назад из Правил рыболовства исключили возможность местным жителям ловить навагу на Унской губе рюжами и что новая редакция Правил рыболовства до сих пор не утверждена. Именно руководство парка в настоящий момент активно пытается вернуть все на круги своя, действуя в интересах всех местных жителей, а не только тех, кто занимается промышленной эксплуатацией территории Унской губы.

Сегодня удочками можно ловить без ограничений и совершенно бесплатно. А вот для решения вопросов ловли рюжами мы стремимся объединить усилия всех заинтересованных сторон. И решать эти вопросы в правовом поле, в первую очередь в интересах сохранения природы и исторических традиций рыбного промысла.

В своем письме вы пишете: «…Как жить дальше? А дальше будете жить в национальном парке «Онежское Поморье» – так говорят руководители парка. Теперь все, что было вашим, стало нашим.

Теперь, уважаемые жители, получите бумажкупропуск на право нахождения на суше и на воде…» Надеюсь, вы не станете отрицать, что я такого не говорил и не мог сказать.

Ведь по факту ни одна из десяти прибрежных деревень, и в том числе Пертоминск, не вошла в границы парка, а что было вашим, муниципальным, так им и осталось.

Мне непонятно, почему избранный вами глава муниципального образования не доводит до своих сограждан то, что он вместе с руководством и работниками парка обсуждает на встречах. Почему не оповещает о том, что жителям приграничных к парку деревень не требуется оформлять никаких разрешений на нахождение в рекреационных зонах национального парка, а это более 80 процентов территории парка.

Не могу согласиться и с вашим высказыванием, что никто из любителей рыбалки из Северодвинска и Архангельска не имеет разрешения – пропуска.

Смею вас заверить, что большинство людей уже сейчас выезжают в Унскую губу в соответствии с правилами нахождения на территории национального парка. Только за последние недели нами выписано более шести тысяч разрешений.

Для удобства посетителей оформить их можно через интернет, на нашем официальном сайте onpomor.ru.

Разрешения оформляются и выдаются бесплатно. Вы сетуете на высокие штрафы, которые налагаются на нарушителей инспекторами парка. Сообщаю вам, что суммы штрафов установлены федеральными законами и поступают в бюджет региона.

Сотрудники парка лишь выполняют свои должностные обязанности, пресекая нарушения, за которые предусмотрена не только административная, но и уголовная ответственность. Мы выступаем за то, чтобы долгие годы уникальная природа Онежского полуострова радовала нас своими дарами и своей самобытной красотой.

Для этого ее надо любить, трепетно и бережно сохранять всем миром. Поэтому мы открыты к сотрудничеству и конструктивному диалогу со всеми, кто в этом заинтересован.

Еще раз спасибо, что в своем письме вы подняли те вопросы, которые вас взволновали, что вы не остаетесь равнодушным к судьбе своего родного края и за вашу активную жизненную позицию.

Олег ПРОДАН. Директор федерального государственного бюджетного учреждения «Национальный парк «Онежское Поморье», почетный полярник России, действительный член Русского Географического общества.

Фото Павла Кононова

Источник: http://PravdaSevera.ru/society/-8v9w13dj

WikiMedHelp.Ru
Добавить комментарий